Вот так она расплачивается за главную роль Хюррем

Вот так она расплачивается за главную роль Хюррем

Мерьем Узерли в жизни производит впечатление  милой и  открытой  женщины. В ней совсем нет хитрости и коварства, присущие ее экранной героине, никакого расчета. Кажется, что такой очаровательной девушке больше пошла бы роль Роксоланы в нашем представлении – рабыни, очаровавшей турецкого властителя свое внешностью ангела и добротой, чем Хюррем – идущей по головам.  

Каждую неделю вы появляетесь на телеэкранах в сериале «Великолепный век» в роли красивой и коварной Хюррем. Расскажите о себе, своей семье? 

Я родилась в Германии. Моя мать немка, а отец турок, родом из Стамбула. История их знакомства удивительная, если учесть, что еще мой дедушка, так сказать, «проложил дорожку» в эту страну. Дело в том, что  мой дед работал в Германии. Потом вернулся обратно в Турцию, женился и у него родилось четверо детей, мой отец самый старший из них. Мой папа всегда мечтал учиться в Европе и приехал в Германию. К нему в гости приехал младший брат, который первым познакомился с моей мамой, а потом познакомил ее с отцом. И мама влюбляется в него. Они вместе закончили университет, поженились,а потом родилась я.

А сколько всего детей  в вашей семье?

Четверо. У меня есть два старших брата Денни и Кристофер и младшая сестра. Мои детские годы прошли в домике с садом, где всегда царило веселье, где всегда было шумно. У нас были кошка, поросенок и кролик…

Брак между турком и немкой, наверняка, в то время был редкостью? Разные культуры, религии, как все это сказалось на вашем воспитании?

С самого начала между мамой и отцом были доверительные отношения, они всегда проговаривали многие проблемы, что называется, «договаривались на берегу» и все решения принимались совместно, они находили компромисс. Моя мама − сильная женщина, но какая-то природная чуткость и мягкость отца сглаживала конфликтные ситуации. На первый взгляд, может показаться, что мой отец нетипичный турок. Но теперь я понимаю, что главное в их отношениях − это по-прежнему любовь, несмотря на годы совместной жизни.

Как складываются ваши отношения с мамой, одобрила она ваш выбор - стать актрисой?

Родители всегда предоставляли нам разумную свободу, поддерживали нас, уважали наш выбор и решения.  Мама  поддержала меня в желании стать актрисой. Моя мама потрясающая, как я говорила, сильная женщина! Ей сейчас 62 года, она и карьеру построила, и матерью стала замечательной, если возникает какая-то непростая ситуация, мы все до сих пор с ней советуемся. Ей диагностировали рак на ранней стадии, она мужественно боролась с болезнью, несколько месяцев пролежала в больнице, похудела на 38! килограммов...  Врачи говорили, что ей осталось самое большое два месяца. Я жила в больнице,  рядом с ее кроватью поставили кровать для меня, днем ходила  в школу, потом опять приходила к ней.  И случилось чудо, мама поправилась. Меня тогда так потрясла мамина болезь, что после того, как мама выздоровела я год работала с детьми, больными лейкемией.

Как вы попали в «Великолепный век»?

У меня есть подруга, с которой мы вместе работали в гамбургском театре. Она и рассказала авторам сериала обо мне. Меня спросили, не хочу ли я прийти на пробы. Я пришла, хотя и плохо понимала, что это за проект. Я не особо надеялась на что-то, потому что сколько я ни порывалась работать в Турции, мне говорили: «У тебя турецкое имя, но ты не похожа на турчанку. Да ещё и турецкого языка не знаешь…» Я решила снова рискнуть… И мне сказали: «Возможно, тебе придется остаться здесь на несколько лет». Признаться, я подумала тогда, как мне убежать отсюда.

Почему же не убежали?

После проб мне позвонили и сказали: «Хорошо, мы берем тебя». Я встретилась с остальными участникам проекта, будущими партнерами по съемочной площадке.  И я влюбилась в ту Хюррем, о которой они мне рассказали. Можно ли поменять свою жизнь за один день? У меня с собой были только зубная щетка, пара джинсов, несколько футболок. Но я осталась. И вот я здесь уже шесть месяцев.

Еще новости: 12345678910>